ПРИЧИННОСТЬ

ПРИЧИННОСТЬ
ПРИЧИННОСТЬ. Проблема причинности. Одной из важнейших проблем материалистической диалектики является проблема П. "Ее важность вытекает из той роли, к-рую она играет в общественной практике, в процессе научного познания. Это обстоятельство приводило к тому, что проблема П. в истории философии, истории науки занимала видное место. Почти не было среди видных философов и естествоиспытателей таких, к-рые бы не уделяли ей соответствующего внимания. Анализ проблемы П. почти у всех философов связывался с разработкой всей философской системы в целом. В нашу эпоху интерес к проблеме П. проявился особенно в конце прошлого века и после мировой войны—оба раза в связи с общественными бурями и лихорадочным развитием естественных наук. В последние годы мы по вопросам П. являемся свидетелями борьбы за рубежом течений махистского и стихийно материалистического. Шредингер, Франк, Винтер-штейн и другие в своих работах возрождают попытки Маха. Шредингер в полном соответствии с теорией Маха ставит под сомнение возможность каузального понимания природы. На место последнего он выдвигает акаузальное. Постановка вопроса Шредингером вызвала горячий протест Планка, десятилетиями боровшегося— далеко не последовательно-—с Махом и его последователями. Планк совершенно правильно утверждает, что мысль Шредингера об акаузальном понимании природы является «тяжелой по вытекающим последствиям», что она может оказать «роковое действие», что без предпосылки, что существует внешний мир и что в нем действует причинность, невозможна никакая теория. Общий характер всех современных теорий П. буржуазных ученых и философов соответствует ограниченности буржуазного мышления. Понимание П. у них идеалистично. В лучшем случае они поднимаются до механического ее истолкования. Не меньшее внимание уделяется проблеме П. со стороны современных буржуазных социологов, экономистов и т. д. Их стремление направлено к тому, чтобы выяснить закономерность, причинную обусловленность таких сложных соц. явлений, как война, кризисы и пр. Общей чертой всех этих попыток, теорий является идеализм, эклектизм, метафизичность, бесплодность. Единственно правильную теорию П. дает марксизм. В работах основоположников марксизма мы имеем развернутый, богатейший анализ и категории причины. После Маркса, Энгельса работы Ленина и Сталина являются выдающимися вехами, новым этапом в развитии марксизма, в разработке материалистической диалектики. Анализ проблемы П. должен начаться с выяснения содержания проблемы. Основным вопросом, с которого должен исследователь начать, является вопрос о месте проблемы П. в философии и ее истории. Марксизм в его разрешении исходит из признания, что основным вопросом философии является проблема отношения бытия и мышления. Разрешение основного вопроса философии определяет и решение проблемы П. Поэтому понятны слова Ленина, что «вопрос о П. имеет особенно важное значение для определения философской линии того или другого новейшего „изма"» (Ленин, Соч., 3-е изд., т. XIII, М-—Л., 1928, стр. 126). Разрешение этого вопроса приводит к анализу П. в свете марксистско-ленинской теории отражения. П. марксизмом рассматривается не как субъективная форма человеческого сознания, но как отражение в человеческом сознании форм связей самой действительности. Непосредственно с этим связывается выяснение места П. в системе категорий марксистской логики. Значение этого вопроса определяется тем, что категория причины является одной из ступеней познания универсальной связи действительности, что она имеет ценность не самодовлеющую, но только в ряду других категорий. Далее анализ содержания проблемы долж-ен иметь своим предметом вопрос о формах П. в связи с вопросом о формах движения, выяснение специфичности П. в отдельных областях научного знания. Вскрытие специфического характера П. в естествознании или общественной жизни связано с разрешением ряда других вопросов: является ли причина вещью или отношением, предшествует ли причина действию или одновременно с ним, устанавливается ли причинным отношением однозначность между причиной и действием (Петцольд), понимается ли под причиной полнота условий (Милль и др.), в каком отношении находится П. к основанию, условию, поводу, каково взаимоотношение между П. и случайностью, П. и целесообразностью, П. и закономерностью и т. д. Определенная форма движения материи обусловливает и конкретный подход к редгению вопроса. Выяснение существа причинной связи в той или иной области выдвигает далее вопрос о путях нахождения причинных связей. Здесь мы сталкиваемся с выяснением сравнительной роли метода научного познания — диалектики — и различными подсобными приемами вообще и ролью каждого технического приема в частности. Достаточно напомнить, что Мах в качестве основного метода научного исследования считал понятие фнкц. связи и метод сопутствующих изменений, что Мил ль в качестве основных методов нахождения причины выдвигал известные четыре метода индуктивной логики. Завершающим проблему П. является вопрос о доказательстве найденного причинного отношения, всеобщности закона П. Весь анализ проблемы предполагает исследование развития понятия П. в истории общества, истории философии и науки. Контурно набросанное содержание проблемы П. говорит о необычайной ее сложности, широте, глубине, о большой ее важности для исследователя, практика. В истории новой философии, науки мы не встретим ни одного сколько-нибудь видного мыслителя, к-рый бы прошел мимо проблемы П. Больше того, почти во всех философских системах проблема П. занимает существенное место. Но было бы неправильным утверждение, к-рое развивается нек-рымя (Вариаш и др.), что проблема П. является основной в философии и ее истории. Важнейшей проблемой философии, основным вопр'осом в истории философии является проблема природы и духа, бытия и мышления. Даже у тех философов, к-рые почти исключительно занимались вопросом о П., например у Юма, она носит подсобный характер, способствуя выяснению основной теоретико-познавательной проблемы. По этой основной, решающей линии и в области вопроса о П. мы имеем идеалистическое и материалистическое направление. Юм, Кант, Гегель и др.— характерные представители первого, Бэкон, Гоббс и др.—представители второго. «Действительно важный теоретикопознавательный вопрос, разделяющий философские направления,—пишет Ленин,—-состоит не в том, какой степени точности достигли наши описания причинных связей..., а в том, является ли источником нашего познания этих связей объективная закономерность природы или свойства нашего ума, присущая ему способность познавать известные априорные истины и т. п. Вот что бесповоротно отделяет материалистов Фейербаха, Маркса и Энгельса от агностиков (юмистов) Авенариуса и Маха» (Ленин, Соч., 3-е издание, т. XIII, М.—Л., 1923, сгр. 131). Юм сводит П. к последовательности ощущений. У него отрицание субстанциональности приводит к отрицанию объективной П. Понятие П., по Юму, получается в результате привычного перехода от одних явлений к другим. По Канту, П.— субъективная категория, только форма человеческого сознания, она является априорной категорией рассудка. Для Гегеля демиургом является идея. Под категории логики подгоняется действительность. П. это—ступень в развитии понятия. Для Маха, последователя Юма, «в природе нет ни причины, ни следствия», «все формы закона причинности вытекают из субъективных стремлений, для природы нет необходимости соответствовать им». По Богданову, «современный позитивизм считает закон причинности только способом познавательно связывать явления в непрерывный ряд, только формой координации опыта». Таково одно направление в вопросе о П. Отрицание субстанциональности П., объективной П. является характерным для него. Другое—мате- риалистическое течение исходит из признания объективной закономерности П. в природе. Это признание находится у материалистов «в неразрывной связи с признанием объективной реальности внешнего мира, предметов, тел, вещей, отражаемых нашим сознанием» (Ленин, Соч., т. XIII, стр. 127). То или иное решение вопроса о П. в свете основной проблемы философии обусловливает и самое понимание и разработку существа причинной связи. Идеалистическая точка зрения на П. приводит ее сторонников при конкретизации понятия П. либо к метафизическому (большинство философов, социологов, естествоиспытателей), либо к диалектическому ее толкованию,(Гегель), либо к акаузальному пониманию действительности (Франк, Шредингер и др.), либо наконец к замене его другим (функциональностью— Мах, кондиционализмом—Ферворн). Вульгарные материалисты (Фохт, Бюхнер, Молешотт), механистические материалисты (французские материалисты, современные механисты: Вариаш, А. Тимирязев и др.) развивают метафизическую точку зрения на П. Как правило метафизические материалисты придерживаются механистического понимания причинности. Только последовательный материализм—диалектический материализм—развивает единственно правильную теорию П.—диалектико-материа-листическую. Овладение действительностью предполагает ее познание, что в свою очередь предполагает определенное мировоззрение, метод, определенное орудие познания. Таковым во все времена являлась логика. Для того,чтобы быть действительной методологией научного познания, логика должна быть выведена «из развития всей жизни природыидуха». Стараялогика, будучи формальной, этого основного условия не соблюдала. Действительная логика, логика марксизма, по выражению Ленина, «есть учение не о внешних формах мышления, а о законах развития всех материальных, природных и духовных вещей, т. е. развития всего конкретного содержания мира и познания его, т. е. итог, сумма, вывод истории познания мира» (IX Ленинский сб.). Содержание логики обогащается с развитием общества,с развитием знания,конкретных наук. Общественная практика отражается, как говорил Ленин, в фигурах логики, в категориях и законах логики. Категории логики являются не пустыми абстракциями, но «содержательными формами». Категории логики являются выражением закономерности и природы и человека, они должны представлять «ступеньки выделения, т. е. познания мира, условные пункты в сети, помогающие познавать ее и овладевать ею». Но все категории не мыслятся как находящиеся в беспорядочной друг с другом связи. Ленин указывал, что «категории надо вывести не рассказывая, не уверяя, а доказывая (а не произвольно их механически взять), исходя из простейших основных». Категории логики должны быть представлены в определенной системе. Порядок расположения их выражает путь нашего познания. «Задача науки,— по Марксу,—заключается в том, чтобы видимое, выступающее на поверхности движение свести к действительному внутреннему движению». Ту же мысль развивает Ленин: «От явлений к сущности и от менее глубокой к более глубокой сущности... От сосуществования к каузальности и от одной формы связи и взаимозависимости к другой, более глубокой, более общей» (IX Ленинский сб., стр. 277). Задача познания заключается в отыскании законов. «Всякое реальное, исчерпывающее познание,— говорит Энгельс,—заключается лишь в том, что мы в мыслях извлекаем единичное из его единичности и переводим его в особенность, а из этой последней во всеобщность; заключается в том, что мы находим бесконечное в конечном, вечное—в преходящем. Но форма всеобщности есть форма-в себе замкнутости, а следовательно бесконечности; она есть соединение многих конечных вещей в бесконечное... Формой всеобщности в природе является закон» («Диалектика природы», изд. 4-е, М.—Л., 1930, стр. 105; или Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, М.—Л., 1931, стр. 353—354). Подобно тому, как познание исходит от качественности данного и приходит, углубляясь, к закону, так же и система категорий должна быть развертываема в порядке возрастающего, обогащенного, углубленного понимания действительности, от качества, количества к сущности, причинности и далее к закону. Но это путь не возникновения конкретного, как у Гегеля. «...метод восхождения от абстрактного к конкретному,—говорит Маркс,—есть лишь способ, при помощи к-рого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его духовно как конкретное» («Введение к критике политической экономии», М., 1933, стр. 26). «Познавая действительность, вскрывая категории, мы направляемся от субъекта к объекту, на практике проверяем истинность познанного. Отыскивание П. есть одна из ступеней познания. К П. мы приходим в результате тщательного изучения действительности, углубления в нее». «Действительное познание причины,—пишет Ленин,-—есть углубление познания от внешности явлений к субстанции». «Первое, что нам бросается в глаза при рассмотрении движущейся материи, это взаимная связь отдельных движений, отдельных тел между собой, их обусловленность друг другом» («Диалектика природы», 4-е изд., М.—Л., 1930, стр. 15). Формы связи действительности многообразны. Одной из них является П. «Причина и следствие—лишь моменты всемирной взаимозависимости, связи (универсальной) взаимосцепления событий, лишь звенья в цепи развития материи» (XI Лен. сб.). Поэтому каузальность «односторонне, отрывочно и неполно» выражает «всесторонность и всеобъемлющий характер мировой связи». Но отрицание абсолютизирования П. не устраняет большого ее значения как формы связи и как формы познания. В процессе практики познания мы всегда отыскиваем то, что непосредственно вызывает данное явление. Мы отыскиваем причину явления, чтобы устранить самое явление или, наоборот, чтобы его вызвать. Маркс, говоря о превращении возможности в действительность, полагает, что причина это то, что переводит факт при определенных условиях из возможности в действительность. Вскрывая причинное отношение, мы получим возможность воздействовать, влиять на процесс и его направление. Например, находя причину болезни, мы получаем возможность ее прекращения или ослабления. Вскрывая причину данного кризиса, выясняя связь причины с основанием, мы приходим к выводу, что только ликвидация капиталистического строя и установление социализма уничтожат основание и причины кризисов, а тем самым и самые кризисы. Диалектико-материалистическое понимание П. явилось результатом всего предшествующего развития общественной практики, философии, науки. Оно преодолело ограниченность метафизического, многие столетия бывшего выражением отношения познания человека к природе. Исходя из метафизического взгляда на природу, метафизическое понимание П. не. могло возвыситься до понимания П. как процесса, оно метафизически противопоставляло причину и действие («Следствие совершенно отлично от причины и не может быть поэтому никогда в ней открытой»,-—писал Юм), оно одну из форм П. абсолютизирует, применяет для объяснения явлений качественно иной области явлений. Тем не менее метафизическое понимание П. в свое время представляло значительный шаг вперед в объяснении природы. Оно было выдвинуто в противовес религиозному, телеологическому. В новое время Декарт, Бэкон, Гоббс, Спиноза, Ньютон и др. явились горячими противниками религиозного, схоластического, телеологического объяснения действительности. Для них знать означало «знать при помощи причин». Они, базируясь на наиболее развитой в их эпоху науке— механике, выдвинули в качестве единственно научного механистическое понимание П. Это механистическое понимание причинности ими распространялось и на организм и общество. Их понимание причинности носило все черты метафизического. Реакцией против механич. причинности было учение Лейбница, Вольфа, провозгласивших ее ограниченность и необходимость подчинения телеологическому объяснению. Кант, Гегель механическую П. рассматривали как момент целесообразности. Диалектический материализм, критически переработав предшествующее ему буржуазное философско-научное наследство, дал новое, материалистически-диалектическое понимание причинности. Последнее в полном соответствии с основами философии марксизма рассматривает причинность как объективную, в природе и обществе существующую реальную связь вещей, отображаемую неполно нашим познанием, в форме логической категории. В противовес метафизич. пониманию П. материалистическая диалектика в последней видит не «неподвижные противоположности». Материалистическая диалектика рассматривает материю в движении, предметы в процессе их изменения и следовательно П. как процесс, как отношение. «Вещь становится причиной, лишь вступая в связь с другой вещью». «Только в действии причина является причиной и действительной причиной». Причина и действие—соотносительные понятия. «Быть предметным,—говорит Маркс,—естественным, чувственным—это все равно, что иметь вне себя предмет, природу, чувство или быть самому предметом, природой, чувством для некоторого третьего существа... Непредметное существо—это чудовищное существо (Unwesen). Возьмите какое-нибудь существо, которое не есть предмет и не имеет предмета. Подобное существо было бы, во-первых, единственным существом, вне его не существовало бы никакого существа, оно существовало бы одиноко, одно» (Архив Маркса и Энгельса, кн. Ill, M.—Л., 1927, стр. 267). В противовес метафизическому, для марксистского «причина и следствие суть предстан-I ления, к-рые имеют значение только в приме- нении к данному отдельному случаю... Причины и действия постоянно меняются местами: то, что здесь и теперь является причиной, становится там или тогда следствием или наоборот» («Анти-Дюринг»). Иначе говоря, отношение причины и действия переходит во взаимодействие. Но в этом взаимодействии мы отличаем то, что производит, т. е. причину, от того, что получилось в результате причинного отношения, т. е. действие. Дальнейший анализ понятия П. приводит к пониманию причины как того, что предшествует действию. Движение воды следует за брошенным в воду камнем. «Трудно,—говорит Ленин,—себе представить, каким образом следствие по времени может предшествовать причине... материализм будет отстаивать объективную, закономерную и необходимую связь между явлениями, между предшествующей причиной и следующим за ним действием». Этот момент, характеризующий причинность, отличает марксистскую трактовку от махистской. Диалектический материализм понимает П., далее, в соответствии с признанием различных форм движения материи. Он настаивает на необходимости различения существа причинного отношения в различных областях научного знания, он предупреждает против некритического перенесения одной формы П. в качественно иную область явлений. Соответственно этому необходимо различать характер^ причинного отношения: в механике, физике* химии, биологии, общественной науке. Наряду с общими чертами (субстанциональность, П. как отношение и др.) каждая форма П. будет обладать специфическими чертами, вытекающими из существа данной формы движения. Диалектическое понимание П., в противовес метафизическому, среди множества условий, связей выделяет существенные, необходимые и рассматривает причину как определяющее условие. У метафизиков мы имеем точку зрения множественности и одинаковой значимости причин. Последняя вытекает из невозможности для метафизического мировоззрения разрешить правильно вопрос о сущности и явлении. Для метафизика предмет порождается или в одинаковой степени многочисленными другими предметами или только одной причиной, взятой вне конкретной связи последней с многими другими условиями. Материалист-диалектик, учитывая значение всей массы условий, т. е. отношений, связей, выделяет существенные, необходимые, определяющие в каждом данном случае возникновение предмета, переход его из возможности в действительность. П. представляет существенную, необходимую связь между причиной и действием. Наконец диалектическо-ма-териалистическое понимание П., в противовес идеалистическому, подчеркивает значение практики в процессе познания. Воспроизводя в общественно-производственной практике явления, мы тем самым «создаем представление о причинности»и убеждаемся в его правильности. Юм, обосновав П. на привычке, пришел к отрицанию общезначимости закона П., к признанию сомнительности получаемых в результате установленных причинных отношений выводов. Милль полагал, что доказательство закона П. возможно лишь при условии учета всех возможных случаев. Но так как в его представлении это невозможно, то Милль пришел к агностицизму. Еще Гете сказал, что для то го,, чтобы убедиться, что небо сине, нет необходимости объехать весь мир. Доказательство правильности найденной причинной связи дается практикой. Логически доказать П., как этого хотел Кант, невозможно. «Деятельность человека,—пишет Энгельс,—дает возможность проверки П. Если, взявши зажигательное зеркальце, мы концентрируем в фокусе солнечные лучи и вызываем этим такой эффект, какой дает обыкновенный огонь, то мы доказываем этим, что от солнца получается теплота. Если мы вложим в ружье порох, капсюль и пулю и затем выстрелим, рассчитывая на известный заранее по опыту эффект, то мы должны быть в состоянии проследить во всех его деталях весь процесс зажигания, сгорания, взрыва от внезапного превращения в газы, давления газа в пулю. И в этом случае скептик не вправе утверждать, что из прошлого опыта не следует вовсе, будто и в следующий раз повторится то же самое. Действительно, иногда не повторяется то же самое, капсюль или порох отказываются служить, ствол ружья разрывается и т. д. Но именно это доказывает II., а не опровергает ее, ибо при каждом подобном отклонении от правил можно, производя соответствующее исследование, найти причину этого: хим.разложение капсюля, сырость и т. д. пороха, поврежденность ствола и т. д., так что здесь собственно производится двойная проверка причинности» («Диалектика природы»). Рассмотрим теперь нек-рые формы П. Начнем с механической. Механическое понимание П. ведет свое начало с того времени, когда человечество в своем познании и практике сформулировало законы механики, создало науку механику. Механическое движение рассматривается как перемещение тела под влиянием внешней силы, как перенос одного и того же движения. Внутренних изменений тел механика не изучает. Отсюда и понимание П. Оно по существу основывается на законах механики, сформулированных Ньютоном. Механическая П. .во-первых рассматривает причину как внешнее по отношению к действию. Они противостоят друг другу. Причина—активная сила, действие—пассивный результат. Далее механическая П., исходя из механической картины мира, количественно приравнивает причину действию. Качественная характеристика предметов и процессов отсутствует. «Противодействие,—говорит Ньютон,—всегда равно и противоположно действию». Вундт, Планк, Больцман и пр. стоят на точке зрения: причина равна действию. Диалектический материализм механическую П. не отрицает, но отводит ей определенное место, ограничивая ее применение областью механики. Он возражает против тех, кто пытается, исходя из этой формы П., объяснить ею качественно иные области действительности. А именно так поступают механисты. Механическую форму причив-ности они рассматривают как универсальную. Для них: «безусловное признание механической причинности является душой материализма» (Л. И. Аксельрод). С механической концепцией П. целый ряд исследователей, философов пытается подойти к различным областям действительности. Исходя из энергетического понимания мира, Оствальд, Богданов, Степанов и др. развивают по существу механическую концепцию П. при объяснении биологических и общественных явлений. На механической точке зрения во- 20 а проса о П. стоят ламаркисты и неоламаркисты. Механическое понимание П. не в состоянии объяснить иных областей действительности, ибо оно игнорирует качественное их своеобразие, ибо оно не в состоянии различать связей необходимых от случайных, внутреннего от внешнего, сущности от явления, причину от иных условий, оно не в состоянии диалектически разрешить вопрос о П. и целесообразности и т. д. В результате механисты принуждены стать на точку зрения теории факторов, признания одинакового значения за множеством условий. В результате они должны прит-ти и приходят к идеалистическо-метафизиче-скому пониманию природы и общества. Не останавливаясь на других формах природной П., обратимся к П. так, как она выявляется в общественной жизни. Все попытки домарксовской общественной науки понять общественную П. оканчивались неудачей вследствие неумения вскрыть своеобразие общественной жизни, отличия ее от животной. Из специфичности человека как общественного животного, делающего орудия, как сознательно преследующего цели, вытекает и своеобразие общественной П. Последняя является наиболее развитой формой диалектической П. Будучи формой последней, общественная П. обладает всеми вышеприведенными ее чертами: она субстанциональна, выражает отношение, процесс и пр. Помимо этого она характерна тем, что причинный процесс осуществляется на основе необходимости людьми и через людей, через бесконечно переплетающиеся людские взаимоотношения. В итоге общественная П. является чрезвычайно сложной, требующей для ■своего раскрытия острого скальпеля материалистической диалектики. Поясним существо общественной П. на примере кризисов. «Мировые кризисы, — по Марксу, — должны рассматриваться как реальное соединение и насильственное выравнивание всех противоречий буржуазной экономики» («Теории приб. стоимости, т. II, ч. 2, М., 1932, стр. 186). Маркс различает возможность кризиса и его действительность. В условиях простого товарного хозяйства коренится только возможность кризиса, ■они могут и не быть. Существенные свойства капиталистического производства превращают абстрактную возможность кризиса в реальную, т. е. необходимость. Среди этих свойств мы видим наличие основного противоречия капиталистического строя: между общественным характером производства и частным характером присвоения. Это противоречие является основанием всех кризисов в условиях капитализма, но не их причиной. Кризисы в силу движения этого основного противоречия неизбежно возникают. Но проявление определенного кризиса, представляя конкретное выражение основания, зависит еще от массы условий. Среди этих условий мы видим существенное, к-рое является определяющим условием, необходимо связанным и с основанием и результатом. Помимо того мы имеем массу других условий, которые, влияя на предмет, на его возникновение, все же не в состоянии помешать проявлению необходимости. Определяющее условие и является причиной кризиса. Причинное отношение представляет конкретное выражение необходимости основания. Причина—это то, что переводит возможность вещи в ее действительность. «Если мы спрашиваем об его [кризиса] причине, то мы хотим именно знать, почему его абстрактная форма, форма его возможности, из возможности становится действительностью» (Маркс, там же, стр. 190). Итак, необходимо отличать причину и от основания и от условий. Известный современный буржуазный экономист Митчель в вопросе о причине кризиса стоит на вульгарной точке зрения равнозначности причин. «Все условия, необходимые для создания известных результатов, имеют одинаковое значение», — пишет он. Материалистическая диалектика иначе решает вопрос. Вскрывая многочисленные связи, взаимоотношения вещей, признавая необходимость наличия условий для возникновения вещи, материалистическая диалектика отыскивает существенные связи, отыскивает причинную связь как необходимую. Установление причинной связи дает возможность правильно и радикально поставить вопрос об устранении того или иного явления. В нашем примере выяснение причины как конкретного выражения основания кризисов приводит к выводу, что кризисы и их причины могут быть устранены лишь с устранением в результате революции основания, т. е. капитализма. Причину кризисов необходимо отличать от того, что называют поводом. Событие, служащее поводом, не необходимо связано с результатом. Когда кризис назрел, моментами, начинающими его, могут быть самые различные обстоятельства. Обычно поводом к кризисам являются события на товарном или денежном. рынке. Крах какого-либо фиктивного предприятия может быть поводом к кризису, но не причиной. Итак, причина—это то, что переводит предмет из его возможности в действительность. В результате возникает новое явление, кризис, к-рое представляет собой иное, чем причина, его порождающая. Причина и действие представляют иное выражение противоречивости основания. Они представляют собой единство противоположностей. Они содержат в себе момент тождественности, ибо оба являются выражением основания капиталистического строя. Но в то же время они различны, они представляют собой различные качества. Причина кризиса—это не то же, что сам кризис. Механистической точке зрения, с ее количественным сравнением причины и действия, очевидно нет совершенно здесь места. Диалектически-материалистическое понимание П. преодолевает фаталистическую точку зрения на общественный процесс, вытекающую из механистического взгляда на, природу. Это преодоление обусловлено пониманием специфичности исторического процесса, совершающегося людьми и через людей. Сам человек как производительная сила входит в качестве важнейшего условия в общественную П. Целесообразность представляет момент П., частный случай последней. На основе понимания объективной закономерности происходит воздействие человека на общественный процесс, причем это влияние изменяется в зависимости от степени общественного развития. «Вместе с основательностью исторического действия будет расти и объем массы, делом которой он является». В условиях, когда производительные силы превращаются из демонических в покорных слуг (Энгельс), в условиях* аналогичных CCdP, роль человека, классов становится чрезвычайно значительной. Действия пролетариата, руководимого партией, при наличии соответствующей обстановки, условий являются 20 \ 20S определяющим условием,.к-рое переводит возможность в действительность. Блестящими примерами этого являются анализ революционной ситуации у Ленина, Сталина и анализ задач хозяйственного строительства, данный Сталиным в его двух исторических речах в 1931 г. Лит.: Авенариус Р., Философия как мыщизние о мире,С-Петербург, 1899;Е огдановА.,Философия живого опыта, П., 1 923; о н же, Наука об общественном сознании, П., 1 923; Бухарин Н., Теории исторического материализма, М.—Л., 1928; Гегель, Энциклопедия и наука логики; Гольбах, Система природы; Лени н, Материализм и эмпириокритицизм; Ленинский сборник IX; Маркс К., Теории прибавочной стоимости, т. II, ч. 2, гл. Ill, M., 1932; Мил ль, Система логики; Оствальд, Натурфилософия; ПетцольдИ., Введение в философию чистого опыта, СПБ, 1929; Пирсон К., Грамматика науки, СПБ, 1911; Сталин И., Вопросы ленинизма, М.—Л., 1933; Тележник ов Ф., Проблема причинности, Вестн. Ком. акад., № 24; Ф е р в о р н, Вопрос о границах познания, Вестн. Ком. акад., № 24; Ш п е т, Проблема причинности у Юма и Канта, Вестн. Ком. акад., № 24; Энгельс Ф., Диалектика природы (в кн. Маркс К. и Энгельс Ф., Собр. соч., т. XIV, М.—Л., 1931); о н ж е, Анти-Дюринг, М.—Л., 1928; Brunschwieg, La causaiite phisique et l'exnerience humaine, 1922; С hr is t m a n F., Biologische Kausalital, Tubingen, 1928; Frank Ph., Das Kausalgesetz und seine Grenzen, Wien, 1932; К б n i g, ftntwicklung des Kausalproblems von Cartesius; Went-scher E., G-esehichte des Kausalproblems in der neueren Philosophie, Lpz., 1921.                            Ф. Тележников.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Поможем написать реферат
Синонимы:

Полезное


Смотреть что такое "ПРИЧИННОСТЬ" в других словарях:

  • ПРИЧИННОСТЬ — (каузальность; от лат. causa причина) определенное внутреннее отношение между явлениями, такая их связь, при которой всякий раз за одним следует другое. Причина это явление, вызывающее к жизни др. явление; результат действия причи …   Философская энциклопедия

  • ПРИЧИННОСТЬ — философская категория, в самом общем абстрактном смысле выражающая зависимость существования одних фрагментов действительности от существования других её фрагментов. Более конкретного содержания и однозначно определённого смысла термин П. не… …   Физическая энциклопедия

  • причинность — Ибо, потому что, оттого что, затем что; в силу того, что; ввиду того, что; вследствие того, что; благодаря тому, что; по той причине, что, хорошо, что, спасибо, что, благо, так как, зане, понеже, поелику. Не ходи: убьют. Заодно: благо рука… …   Словарь синонимов

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ, генетическая связь между отдельными состояниями объектов и систем. Возникновение любых объектов и систем и изменение их свойств во времени имеют свои основания в их предшествующих состояниях; эти основания называются причинами,… …   Современная энциклопедия

  • ПРИЧИННОСТЬ — генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах ее движения и развития. Возникновение любых объектов и систем и изменение их свойств во времени имеют свои основания в предшествующих состояниях материи; эти… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ, причинности, мн. нет, жен. (научн.). Форма связи явлений, при которой существование каждого явления обусловлено другим явлением. Закон причинности. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ, и, жен. В философии: взаимная связь явлений, в возникновении и развитии к рых одно служит причиной, а другое следствием, одно порождается другим, каузальность. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ПРИЧИННОСТЬ — англ. causality; нем. Kausalitat. 1. Взаимная связь явлений, при к рой одно является причиной другого. 2. Генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах ее движения и развития. Antinazi. Энциклопедия социологии,… …   Энциклопедия социологии

  • Причинность — Важная характеристика научной психологии: убежденность в том, что события не просто происходят, а имеют некую причину. Если мы предлагаем одну (часто простую) причину для наблюдаемого события например, избыток дофамипа как причину шизосррении это …   Большая психологическая энциклопедия

  • Причинность — ПРИЧИННОСТЬ, генетическая связь между отдельными состояниями объектов и систем. Возникновение любых объектов и систем и изменение их свойств во времени имеют свои основания в их предшествующих состояниях; эти основания называются причинами,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «ПРИЧИННОСТЬ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»